«Горячая линия» ПАО «Россети Северный Кавказ» 8-800-220-0-220 (звонок бесплатный)

Когда Центробанк предложил ввести запрет на расчеты и производство криптовалют, так называемый майнинг, в Госдуме голоса разделились: одни депутаты говорят, что это может помешать развитию высоких технологий, другие инициативу поддержали. Свою позицию обозначили и энергокомпании. Уж слишком часто майнеры воруют электричество, поскольку процесс наработки криптовалют требует огромного количества киловатт.

Дом семьи Бабакишиевых из Махачкалы утыкан электрическими стабилизаторами, отсекателями и выпрямителями. Напряжение в сети не поднимается выше 150 вольт. Бытовая техника работает с перебоями. По версии жителей, аварии случаются по вине изношенных городских электросетей и бурной деятельности домашних майнеров.

После очередного отключения электричества люди собираются у старенького фидера, жалуются на частые отключения и игнорирование их проблем снабжающей организацией. От безысходности мужчины лезут в щиток и с риском для жизни соединяют контакты.

Ринат Бабакишиев, житель Махачкалы: «У нас трансформатор старый, так еще добивают его эти майнеры. Вы посмотрите, в каком здесь все состоянии».

За последние полгода Дагестан оказался на первом месте среди регионов юга страны по числу выявленных майнинговых ферм. Сумма хищений, по примерным данным энергетиков, астрономическая — около 40 миллионов киловатт-часов. Для сравнения: столько в год вырабатывает мощная Гунибская ГЭС. В денежном выражении это сотни миллионов рублей, причем эти цифры неокончательные.

Нурмагомед Нурмагомедов, начальник отдела экономической безопасности по Республике Дагестан ПАО «Россети Северный Кавказ»: «Компанией „Россети Северный Кавказ“ совместно с правоохранительными органами было выявлено 25 фактов майнинг-хищений по добыче криптовалюты на общую сумму 130 миллионов рублей. Работа по пресечению работы майнинг ферм продолжается».

Стоимость одного киловатта в городах республики чуть больше 2 рублей, в сельской местности и того меньше. Благодаря 16 действующим гидроэлектростанциям в регионе один из самых низких тарифов в стране, однако в погоне за сверхприбылью майнеры идут на ухищрения — оборудование прячут в заброшенных зданиях, маскируют под скотоводческие фермы и теплицы.

Внутри всех контейнеров более 3 тысяч приборов по добыче криптовалюты. Попасть внутрь сейчас невозможно, все они опечатаны правоохранительными органами. И хотя владельцы оборудования исправно платили за электроэнергию, хитрость заключалась в том, что договор с энергоснабжающей компанией был заключен по тарифу для населения, а не по коммерческому, с учетом колоссального потребления. Разница между двумя этими тарифами — почти в 2 раза.

Все чаще майнинг-фермы находят в отдаленных районах региона, где проблемы с электроснабжением жители испытывали всегда, особенно зимой. Мощностей порой не хватает, чтобы запитать больницы, детские сады и школы.

Билал Курбанов, начальник отдела Управления экономической безопасности по Республике Дагестан: «В зависимости от размера причиненного ущерба владельцы майнинг-ферм могут быть привлечены как к административной, так и уголовной ответственности по статье 165 УК РФ, максимальный срок наказания — 5 лет лишения свободы».

Возросшее потребление вынуждает энергетиков применять так называемое веерное отключение, когда электричество подается по часам, чтобы избежать аварий.

Магомедгаджи Алибеков, заместитель министра энергетики и ЖКХ Республики Дагестан: «Наблюдался стабильный прирост потребления электроэнергии, который составлял 3,6%, однако в 2021 году был зафиксирован прирост по отношению к 2020 году, который составил 11,9%».

Арсен Магомедов, генеральной директор юридической фирмы «Магомедов и партнеры»: «Это не проблема майнеров, это проблема плохих сетей, тем более у нас отключения были всегда и до бума майнерства, поэтому у нас в целом проблема с сетями. Возможно, сейчас это такой козел отпущения, майнеры — это тот самый козел отпущения для оправдания проблем».

В прошлом году Россия вышла на третье место в мире по добыче криптовалюты. Пик строительства майнинговых ферм в Дагестане пришелся на осень прошлого года, когда курс биткоина достиг отметки 5 миллионов рублей.

Мурад Гаджиев, специалист по майнингу: «Это такой вид деятельности, в котором ты можешь просто остаться без денег. Нужно 10 раз подумать, стоит ли этим тебе заниматься или не стоит. Все прошлые годы с 2017 года показали, что все это волатильное, человек может остаться без своих денег совсем».

Ежедневные отключения электричества вынудили Рината приобрести бензиновый генератор и источники бесперебойного питания. Тем временем активисты в южной части Махачкалы в поисках майнинг-ферм намерены обойти соседей и провести рейд по заброшенным и недостроенным зданиям. 

Источник